Сотворение времени и пространства из ничего

Далее Ганс Кюнг отмечает: «При этом мы лишь в переносном смысле можем говорить о том, что было «до» сотворения мира. Что делал Бог до того, как Он создал небо и землю? Уже Августин в 11-й главе своей «Исповеди» дал точный ответ на этот неуместный, по его мнению, вопрос, причем ответ краткий и ясный: этот вопрос беспредметен, о том, что «было до того», спрашивать невозможно. Почему? Потому, что мир был создан не во времени (in етроге), но вместе со временем (сит Iетроге) – с этим согласился бы и Эйнштейн. «До» космоса есть, таким образом, только Творец, «до» времени – только вечность; в этом Августин идет дальше Эйнштейна и обращается к Богу с такими словами: «Ты не во времени был раньше времени, иначе Ты не был бы раньше всех времен. Ты был раньше всего прошлого на высотах всегда пребывающей вечности, и Ты возвышаешься над всем будущим». Итак, с богословской точки зрения, акт творения – вневременной акт, через который возникает время. И время есть сотворенное время, сотворенное время – пространство, сотворенное пространство-время».

Что же означает сотворить мир «из ничего»? Это, как уже говорилось, для Библии мысль поздняя, плод эллинистической рефлексии. Эта мысль не означает придания какойто самостоятельности «ничто», не означает, так сказать, некоего черного пустого пространства прежде Бога или наряду с Богом. «Ничто» нельзя смешивать и с «вакуумом» современной физики элементарных частиц, чьи «флюктуации», возможно, находятся в начале нашего универсума и который есть не «ничто», а именно «нечто». Здесь имеется в виду абсолютное ничто, исключающее всякую материальную причину при акте творения. Творение «из ничего» есть философско-богословское выражение, означающее, что мир и человек, а также пространство и время обязаны своим существованием одному только Богу и никакой другой причине.

Но сам Бог не обязан своим существованием никакой причине. Бога, не следовало бы называть даже «causa sui» – «причиной самого себя» (Декарт, Спиноза). Ведь у Него вообще нет никакой причины. Он – по определению беспричинная, ибо вечная и совершенная реальность: «Id qио таius соgitari nequit» – «То, больше чего нельзя помыслить» (Ансельм Кентерберийский, Декарт). Об этом Библия не философствует. Но она выражает убеждение в том, что мир коренным образом зависим от Бога как создавшего и поддерживающего все бытие и всегда остается в такой зависимости. Христианское богословие привержено тому пониманию, что сотворение продолжается – сгеаtiо сопtiпиа. Для нашего современного понимания только это делает возможным становление мира как продолжающийся процесс во времени, который не исключает возникновение новых структур, но включает его.

Таким образом, творение из ничего и продолжающееся творение должны рассматриваться в единстве – и то и другое есть условие возможности физических процессов вообще: «сгеаtiо сопtiпиа» и «сгеаatiо ех пihi1о» – «всего лишь два разных обозначения одной и той же творческой деятельности вечного Бога, которая сама находится вне времени и при этом создает время. И эта одна и та же творческая деятельность Бога не лежит по ту сторону отстоящей на миллиарды лет сингулярности, но находится непременно рядом с нами, и, не будучи подконтрольна нам, тем не менее ближе к нам, чем мы сами к себе» (Ганс Кюнг. «Начало всех вещей», Библейско-Богословский институт, Москва, 2007, стр. 145-147).

Согласно Акбара Турсунова (см. «Мироздание и человек», Москва , 1988, стр. 47), Абу Хамид аль Газали в своем труде «Опровержение философов» пишет: «Тот, кто говорит, что мир (Аллаха, основой которого является по Корану Нур (Свет) Аллаха, что вечен вместе с Творцом- прим. автора) есть последующее по отношению к Аллаху, а Аллах – предшествующее к миру, может под этим понимать только то, что Аллах предшествует миру не во времени, а, в сущности. Подобно тому, как единица предшествует двойке по природе, хотя они могут существовать и одновременно, и подобно тому, как причина предшествует действию; так, например, движение человека предшествует движению предшествующей ему тени, движение руки в воде предшествует движению воды, но одно есть причина, а другое – действие. Ведь говорится: тень движется благодаря движению человека, и вода движется благодаря движению руки, но не говорится: человек движется благодаря тени и рука движется благодаря движению воды, хотя эти движения происходят одновременно».