Не модель конфронтации и не модель интеграции, но модель дополнительности

«* не модель конфронтации между естествознанием и религией:

-          будь то фундаментализм средневекового происхождения, игнорирующий и не признающий результаты историкокритической экзегезы Библии;

-          будь то рационализм нововременного происхождения, чувствующий себя неуютно в основополагающих философски-богословских вопросах и объявляющий религию принципиально несущественной;

* не модель интеграции, отражающая стремление к гармонизации:

-          будь то отстаиваемая богословами, желающими приспособить выводы естествознания к своим догматам;

-          будь то отстаиваемая естествоиспытателями, желающими делать религию инструментом защиты своих тезисов.

*но модель дополнительности, модель критически-конструктивного взаимодействия естествознания и религии, в которой за каждой из сторон сохраняются собственные их сферы, избегаются всякого рода нелегитимные переходы границ и отвергается всякая абсолютизация и в которой обе стороны, задавая друг другу вопросы и взаимно обогащая друг друга, стремятся лучше понять реальность как целое во всех его измерениях» (Ганс Кюнг, «Начало всех вещей», Библейско-Богословский институт, Москва, 2007, стр. 63).

А вот еще один ученый, физик, специалист по элементарным частицам Стивен Вайнберг (род. в 1933 году, ныне преподаватель Техасского университета в Остине), получивший в 1979 г. вместе с двумя другими физиками Нобелевскую премию за объединенную теорию слабых и электромагнитных взаимодействий, который, не соглашаясь с Библейским учением и не понимая миссию человека на земле, встал на атеистический путь и пишет в своей весьма поучительной книге «Первые три минуты. Происхождение вселенной»: «Еще труднее представить, что эта сегодняшняя Вселенная развивалась из невыразимо незнакомых начальных условий и что ей предстоит будущее угасание в бескрайнем холоде или невыносимой жар. Чем более постижимой представляется Вселенная, тем более она кажется бессмысленной» (Ганс Кюнг, «Начало всех вещей», Библейско-Богословский институт, Москва, 2007, стр. 81).

Джон Хот в своей монографии «Бог после Дарвина, Богословия эволюции» (Издательство ББИ, Москва, 2011, стр. 123-124) пишет: «С этим соглашаются многие другие западные ученые. Алан Лайтмансобрал некоторые из откликов на это чисто цитируемое высказывание Вайнберга. Астроном Сандра Фабер, например, считает, что Вселенная «сточки зрения человека совершенно бесцельна». Физик Марк Дейвис добавляет: «С философской точки зрения я не вижу никаких возражений против мнения (Вайнберга) о тот, что мы, безусловно, не видим цели. Полагаю, для того, чтобы ответить на этот вопрос по-другому, нам пришлось бы прибегнуть к понятию божественного начала. По крайней мере, именно так подошел бы к этой проблеме я, но свидетельств о том, что Он (или оно) где–то рядом, нет» А Маргарет Геллер, астроном из Гардварда, по этому поводу недоумевает: «Почему (Вселенная) должна иметь цель? Какую цель? Это просто физическая система, какая цель здесь может быть?»

(...) «Я хотел бы высказать предположение, что, по крайней мере, с точки зрения христианского богословия, поиски свидетельств божественного «плана» в природе отвлекают нас от серьезного диалога с эволюционной наукой. Эволюционисты изложили нам историю развития природы, которую чрезвычайно трудно согласовать с представлением о божественном замысле. Небрежный отсев слабых, борьба и бесполезные затраты в природе на протяжении миллиардов лет жизни на Земле делает неправдоподобным упрощенное изображение (в Библии пр. автора) божественно замысленной Вселенной».

Если Вайнберг и подобные ему вообще отвергают «Библейские рассказы» из Книги Бытия о начале «неба и земли», то Френк Типлер принимает современные достижения естествознания независимо от их библейских интерпретаций. Вот, например, что пишет о нем Ганс Кюнг «Френк Дж. Типлер, профессор математической физики в Новом Орлеане и автор бестселлера»Физика бессмертия”, будучи в конце 60-х студентом, посещал два семинара Стивена Вайнберга в Массачусетском технологическом институте. После открытия микроволнового фонового излучения в центре дискуссий оказались космические модели. Как утверждает Типлер, Вайнберг сказал студентам: «Из двух космических моделей – теории «Большого взрыва» и теории «Steadi State» – я предпочитаю вторую, потому что она меньше похожа на рассказ Книги Бытия. К сожалению, открытие космического фонового излучения отвергает эту теорию»... Спустя годы Типлер удивляется, как мог такой физик, как Вайнберг, будущий лауреат Нобелевской премии, поставить под вопрос состоятельность стандартной ядерной физики, всеобщую теорию относительности и квантовую механику, лишь бы проявить свой атеизм и не признавать рассказа Книги Бытия о начале «неба и земли». Возможно, что инстинктивный настрой Вайнберга по отношению к библейскому рассказу был связан не столько с несознательной критикой религии, личным опытом или иудейской окрашенностью этого рассказа, сколько с чрезмерно поспешным использованием теории «Большого взрыва» христианскими фундаменталистами, желавшими с ее помощью доказать, что «все-таки Библия права».

Конечно, Френк Типлер нисколько не похож на христианского фундаменталиста. Он, напротив, придерживается мнения, «что единственный рациональный способ рассуждения состоит в том, чтобы принять физические законы и их следствия независимо от рассказа, содержащегося в Книге Бытия. Установленный физический закон можно игнорировать лишь в том случае, если эксперимент показывает, что этот закон ограничен в использовании. Физическим законом ни в коем случае нельзя пренебрегать только потому, что существуют христианские религиозные возражения против следствий, вытекающих из него» (Ганс Кюнг. «Начало всех вещей», Библейско-Богословский институт, Москва, 2007, стр. 94, 95).

Еще одной проблемой является для иудейского и христианского богословия выводы теоретических физиков, которые постулируют вечный хаотично-инфляционный универсум или альтернативные универсумы. Однако же, если мы обратимся к Корану, то найдем там соответствующие знамения, что объясняет осциллирующую вселенную – универсум и наличие альтернативных универсумов:

«Аллах – тот, кто сотворил семь небес и из земли столько же. Нисходит повеление между ними, чтобы вы знали, что Аллах над всем мощен, и что Аллах все объемлет Знанием»

Коран 65:12.

«Небо (Вселенная) ведь она – осциллирующая (пульсирующая, т. е. расширяющая – сжимающая)»

Коран 86:11.

Только Господу ведомо, что было до начала нашей эволюционно расширяющей вселенной, является ли этот первым цикл эволюционного развития или же это очередной цикл вечного хаотично-инфляционного универсума. Подробно в соответствующих разделах. По этому вопросу еще в 11 веке сделал следующий вывод Авиценна: «Если бы это было возможно и в самом деле, то это означало бы, что Господь, как деятельная причина Вселенной, не был таковым до ее сотворения. Это значит, свойство быть деятельной причиной не есть необходимое свойство, что не соответствует абсолютной необходимости всех свойств божества: к тому же если Господь мог стать деятельной причиной, не будучи таковым, перед сотворением Вселенной это означало бы, что Он, в сущности, изменчив, но это уже противоречит идее совершенства Бога».

Заметим, что христианские ученые-фундаменталисты используют теорию «Большого взрыва» в качестве доказательства сотворения четырехмерной Вселенной, хотя в Библии, в отличие от Корана, нет даже и намека на то, как именно протекал процесс начала развития Мироздания после его сотворения. Но по рассуждениям, например, Фрэнка Типлера в Библии сказано лишь о «начале неба и земли». Что же касается последнего Божественного послания – Корана, то в нем расписаны сотворение и все этапы эволюционного развития расширяющей вселенной, что мы и раскрываем в данной книге.