ПОБЕДА ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ

Далее Ганс Кюнг отмечает: «Даже Рим не смог предотвратить развал средневекового мироустройства с его земным диском, выше которого было небо, а ниже ад; даже Рим не смог помешать расколдовыванию природы и преодолению средневековой веры в чертей, демонов, ведьм и волшебство. (...) Но художественные иллюзии не могли в долгосрочной перспективе конкурировать с научной революцией. (...) До сих пор церковники не признали вины своих предшественников и священной конгрегации.

Уже два поколения спустя его идеи подтвердил не менее гениальный английский математик, физик и астроном сер Исаак Ньютон (1643-1727), профессор Кембриджа. В своем главном труде «Математические начала натуральной философии», опубликованном в 1687 году труде, Ньютон сформировал три аксиомы механики и закон гравитации, открытый им за двадцать лет до того, в едином контексте – все они были применены, в частности, также и к движению небесных тел, что послужило становлению «небесной механики». Ведь одна и та же сила заставляет и падать яблоко с дерева и притягивать Луну к Земле. Кроме того, Ньютон также открыл природу света и электричества. Одновременно с Лейбницем разработал дифференциальное и интегральное исчисление. Если Кеплер и Галилей создали фрагменты всеобъемлющей теории, то Ньютон на их основе, а также на основе других открытий, построил убедительную новую систему мира, рационально обоснованную с помощью количественно и математически точных законов. Таким образом Ньютон (вслед за Галилеем) стал основателем классической теоретической физики.

Лишь в начале 20 века, непосредственный реализм, детерминизм и редукционизм ньютоновской картины мира был поставлен под вопрос эйнштейновской теорией относительности и квантовой теорией. Тогда стало ясно: физика отнюдь не описывает, как полагал Ньютон, просто мир в себе, независимо от точки зрения наблюдателя. Ее теории и модели – не буквальные описания реальности на атомарном уровне (наивный реализм), но символические и избирательные попытки отобразить структуры мира, ответственные за специальные, подлежащие наблюдению феномены: критический реализм, познающий физическую реальность, но не путем только одного наблюдения, но в творческом соединения наблюдения с интерпретацией и экспериментом» (Ганс Кюнг, «Начало всех вещей» Библейско-Богословский институт, Москва, 2007, стр. 23-25).

А новые воззрения Альберта Эйнштейна, основанные на уравнениях всеобщей теории относительности, поставили под сомнение бесконечный мир классической физики Ньютона. Появилась новая величина «пространство-время». Масса искривляет пространство и время. Соответственно, сила тяготения есть не что иное, как «искривление» пространства-времени, благодаря содержащимся массам. По этому поводу Ганс Кюнг пишет: «Альберт Эйнштейн по праву предполагал, что пространство и время возникли, так сказать не в пустом пространстве, а в самом «Большом взрыве». Лишь в развернутом пространстве-времени могла сгуститься материя и могли возникать галактики и звезды. Все эти процессы определялись действием силы тяготения» (Ганс Кюнг, «Начало всех вещей» Библейско-Богословский институт, Москва, 2007, стр. 30).

Итак, перед нами удивительное, не могущее быть наглядно представлено пространство-время, состоящее из четырех измерений. Здесь уже действует законы неэвклидовой геометрии пространственных и временных координат.